Skip to content
Главная | Земельные вопросы | Оправдан по взятке приговор

Обвинение не смогло доказать дачу взятки из-за отсутствия в деле инициатора «сделки»

Нельзя сравнивать нынешнюю систему и с дореволюционным гуманизмом: Правда, оправдательный приговор суда присяжных отменяется в раз чаще, чем обычное решение. А у нас на особый порядок идут две трети подсудимых. Поэтому давайте не будем вздыхать ни о прошлом, ни о заграничном, а посмотрим строго на себя. Доля оправдательных приговоров сократилась в последние несколько лет вдвое.

И изменился подход к оправданиям: Ну ладно, российские суды склонны оправдывать социально близких — если их дело вообще доходит до суда. Вот нам обычно говорят: Дела, которые рассыпаются в судах, до них просто не доходят. И вот это самое главное вранье. Качество работы для системы не важно. Все, что она делает, — воспроизводит саму себя, оправдывая свою необходимость и свое финансирование. Вот скажите, когда вы платите штраф за превышение скорости, например, с которым вы согласны, — вы обращаетесь в суд?

Нет, не обращаетесь, — только если хотите оспорить. Это административное правонарушение, и вы согласны понести наказание. А вот выход на митинг административное нарушение — это суд, вызов свидетелей, просмотр видео, адвокаты, заседания, апелляция, кассация… И тот же самый штраф.

Что бы ни говорили свидетели, что бы ни показывали видео- и фотоматериалы, какие бы доводы ни приводили свидетели — судья доверяет только показаниям сотрудников полиции. Не проще ли сразу прислать вам квитанцию? Это сделает ровно та же полиция. Имеет ли такой процесс отношение к установлению истины, торжеству закона и справедливости? Ни в малейшей степени. А как проходят другие процессы, по другим делам? Да точно так же. Установлением истины здесь интересуются меньше всего.

Интересуются процессом как таковым. Давайте покажу на примере Республики Чувашия. Сегодня население Чувашии 1 млн тысяч человек, 15 лет назад было 1 млн тысяч. Сбоку была пристройка, где сидела вся республиканская прокуратура в полном объеме со всеми ответвлениями. Сейчас у Минюста новое здание. Еще одно новое здание — у выделенной из Минюста Службы судебных приставов.

оправдан по взятке приговор висела воздухе

Отдельно стоит здание Московского районного суда; отдельно, конечно, Верховный суд Чувашии. В Доме юстиции остались только два райсуда, Ленинский и Калининский, и места не хватает им катастрофически. Напомню, что в году из прокуратуры выделили СК, и у него теперь тоже свое здание, свой отдел кадров, бухгалтерия, водители и уборщицы. В этом году штат прокуратуры увеличили с 51 до 54 тысяч человек, и это только прокуратура.

Вдумчивый наблюдатель при наличии пропуска мог бы погулять по коридорам прокуратуры, следственных отделов и управлений и, конечно, судов. Почитать таблички на дверях. Не только в Чувашии, конечно, — где угодно. Что увидит вдумчивый наблюдатель? Одни и те же. Папа прокурор, мама в департаменте Верховного суда, сын в прокуратуре, дочка помощником судьи, замуж за следователя собирается.

Вы что, хотите, чтобы мама завалила работу зятя и ему не дали звездочку и премию? Или чтобы папа не утвердил обвинение? Или чтобы дочка доросла до судьи и не прислушалась к мнению папиного коллеги-обвинителя, на руках которого она играла в куклы и теребила его пшеничные усы? Сердца у вас нет, вот что.

Стремящаяся к нулю величина. Вы хотите, чтобы вас оправдали? А не надо было до суда доводить. Вот есть папа, вот есть зять. А к маме не лезьте. Мама карает по всей строгости закона тех, кто не понимает всей гармонии нашего мироустройства. Хотя в суды вроде бы до сих пор не лез никто, раньше без заборов жили. Так вот, ни один руководитель заборостроительной компании никогда не привлекался к суду. Так что давайте не будем сравнивать с Японией.

Лучше сравним долю харакири среди обвиненных в коррупции чиновников. Ежегодно судебный департамент Верховного суда публикует годовую статистику за прошлый год в конце первого квартала текущего. Эти данные доступны, их можно всячески анализировать. Основной акцент традиционно делается на микроскопической доле оправданий, что, с одной стороны, конечно, правда, а с другой — ситуация гораздо сложнее.

Во-первых, незначительно выросло и число осужденных: Во-вторых, чистых оправдательных приговоров действительно стало меньше. Интересно, что уголовные дела 16 человек суды прекратили по реабилитирующим основаниям. Так, например, именно в эту категорию попадает директор Института региональных биологических исследований, а в прошлом директор Кавказского и Даурского заповедников Валерий Бриних в связи с отказом прокурора от обвинения по делу об экстремизме. Оформляется это не оправдательным приговором, а постановлением о прекращении уголовного дела.

При этом в году таких дел было 12 , значит, число оправданных судами на самом деле было 15 , а стало в м — 18 То есть увеличилось почти на 4 тысячи человек.

Удивительно, но факт! И с мечеными купюрами тот несколько раз приходил на встречу с Аманкуловым. Фигурант дела — экс-сотрудник предприятия Теймур Дадашов.

И не стоит забывать, что примерно четверть уголовных дел прекращается еще на стадии следствия. Эта картина говорит о том, что нельзя упрощенно воспринимать судебную статистику, концентрируя внимание на одних цифрах и игнорируя другие. Это, конечно, не снимает проблемы отсутствия состязательности, равноправия сторон в российском суде.

ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ

По сути, суд действительно ничего, как правило, не решает в уголовных делах. Судьба обвиняемого вершится либо до суда на стадии следствия, либо после — на стадии исполнения приговора. Свобода усмотрения конкретного судьи остается только в выборе вида и размера уголовного наказания. Он не может, не хочет, не готов и не умеет принципиально оппонировать оперативникам, следователю и прокурору, потому что считает себя частью правоохранительной системы. Потому что процессы, отражающие эту цифру, — они, собственно, те же самые, которые были бы, если бы эта цифра была равна вообще 0.

Важна не столько цифра, сколько понимание причин того, что происходит. А происходит вот что: И тогда никакого судебного следствия не происходит, заседание проходит быстро в особом порядке. А в ежегодной статистике судебного департамента исчисляется доля из всех рассмотренных дел, в том числе и таких. Так что общая масса оправданий сразу снижается. И заинтересованность в таком снижении есть у органов следствия: Еще одна причина очень понятная: Например, судья, который рассматривал дело, перед этим санкционировал арест или другие меры пресечения этому же человеку, которого он сейчас судит, или давал разрешение на следственные действия, такие как обыск, выемка и т.

И когда судья все это разрешил, он уже чувствует себя в общей упряжке со следствием. И это главная опасность. Это явление советского образца — такого застарелого, когда все вместе отвечали за состояние борьбы с преступностью. И понятно, что ничего иного получаться не может в таком составе суда, который не является объективным по отношению не только к следствию, но к тем действиям, которые он, судья, сам в ходе расследования разрешил провести. Вся система судопроизводства приводит к тому, что процент оправданий не может быть большим.

С процентами же как со средством оценки нужно заканчивать, это уже давно нас привело в тупик. Эксперты это предлагают на протяжении многих десятилетий. Лично я исчисляю это с х годов.

Удивительно, но факт! Так, например, именно в эту категорию попадает директор Института региональных биологических исследований, а в прошлом директор Кавказского и Даурского заповедников Валерий Бриних в связи с отказом прокурора от обвинения по делу об экстремизме.

Андрей Гривцов адвокат по уголовным делам, в прошлом — следователь, дважды оправданный по делу о взятке — Каждый год я думаю, что дно уже достигнуто, но почему-то оказывается, что оно еще ниже. Поэтому сейчас я бы поостерегся говорить о том, что дно наступило. Думаю, определенный ресурс в плане достижения этого дна у нашей судебно-следственной системы все же есть.

Для того чтобы оправданий было больше, во-первых, нужно исключить оправдания как отрицательную оценку деятельности следствия и суда. Ведь известно, что большинство оправдательных приговоров, как бы мало их ни было, все равно отменяются вышестоящей инстанцией. И намного чаще, чем обвинительные приговоры. Оправдание — это ведь всегда как бы упрек суду.

Один на 10 тысяч

Это пошло от старого, несостязательного процесса, когда суд и обвинение оглашал сам, и доказательства собирал. И вот осталось послевкусие того советского процесса, что судья должен соответствовать тому, что делают следственные органы. А иное поведение влечет отрицательную оценку судебной деятельности. Нужен суд, у которого нет конфликта интересов, когда он рассматривает дело.


Читайте также:

  • Дети для усыновления в самаре
  • Раздел земельного участка какие документы нужны
  • Регистрация объектов недвижимости государственного предприятия
  • Срок действия договора купли продажи недвижимости если нет срока действия
  • 2016-2018 | Юридическая помощь онлайн.